Они появились в Голове-и-Ногах не так давно. Откуда - неизвестно. Впрочем, никто и не спрашивал. Просто однажды зашли в лавку Бакалейщика и представились:
- Я Голубка.
- А я Голубок. Мы отказались от мира жестоких людей, полного искусственных ограничений и дурацких условностей. Мы отказались от своих имен, своих домов и своей одежды. Теперь мы, нравится вам это или нет, будем жить в голубятне у леса и носить одежду из растений и птичьих перьев.
Итак, в Голове-и-Ногах Голубку и Голубке никого поразить своими взглядами на жизнь не удалось. Горожане либо мило им улыбались, либо просто не обращали на них внимания. В конце концов, в этом городе у всех хватало тараканов в голове и скелетов в шкафу, чтобы интересоваться еще и чужими. Поначалу такое отношение пришлось молодым людям по вкусу - никто не показывал на них пальцами и не обзывал сумасшедшими. Они могли совершенно спокойно разгуливать по городу в своих тогах из осоки и даже учавствовать в городских увеселениях, например, ходить на спектакли Кукловода или Старой Актрисы. Но с каждым днем им все больше начинало чего-то недоставать. Он уже не держал ее за руку часами и не заглядывал преданно в глаза. Она перестала видеть смысл в объятьях посреди улицы, хотя в Голове-и-Ногах их не толкали и на них не кричали.
В общем, однажды вечером у голубятни загорелся фонарь...