Кукловод не любил день и всякий раз с нетерпением ждал наступления темного времени суток. Ведь ночь в отличие от полудня, этого безжалостного разоблачителя, всегда была готова заботливо прикрыть своим плащом несовершенства этого мира. А с ними и тончайшие нити, соединявшие покорные фигуры кукол с руками их властного господина. Вот почему каждый вечер Кукловод с нетерпением дожидался того счастливого мига, когда сумерки сгущались в достаточной степени, одевал широкополую шляпу и шел на веранду в Вечнозеленом парке, не сомневаясь, что кто-то из горожан обязательно придет посмотреть на представление, в котором этим вечером будут блистать его несравненные куклы.

"Опять по бабам пошел," - отстраненно думала, глядя в спину уходящему мужу, Жена Кукловода. В глубине души она конечно же знала, что ни к каким женщинам Кукловод не ходит. Но это знание, допусти она его до своего разума, сильно помешало бы ей ежевечерне завязывать под подбородком тесемки кружевного чепца и выскальзывать из дома на встречу с Фонарщиком.